Das Spiel ohne das Ende
I don't care, I catch them all
Мукуро умеет ждать. Дни зеленоватыми тенями скользят по стенам подземелий, стайками пузырьков поднимаются к поверхности колбы, в которую погружено тело иллюзиониста. Пузырьки сбиваются в недели, которые для кого-то полны бытовых радостей и огорчений, для Рокудо же они наполнены только мыслями и воспоминаниями. В его голове будущее и прошлое мешаются в коктейль, рассеивающий на время скуку от ожидания. У Мукуро достаточно времени, чтобы обдумать самые мелкие детали всех своих желаний. У него полно идей, и, кроме того, есть человек, который его выслушает - что может быть лучше? Только одно - свобода, чтобы все это осуществить.

Хром не помнит, как оказалась на диване в небольшом, напоминающем офис, помещении, в опасной близости от хранителя Облака, хмурящегося и спешно цепляющегося за пуговицы своей рубашки. Девочка испуганно и заторможенно смотрит, как пальцы возвращают безукоризненность одеянию, а взгляд Кеи возвращается к привычному холоду. Хибари несколько секунд еще молчит, выравнивая дыхание, а потом цедит сквозь зубы, пряча разочарование за злостью
- Вон отсюда.
- Я... - Хром не знает, как объяснить этому опасному человеку, что дорогу отсюда ее прекрасный учитель ей не подсказал, и только судорожно комкает кромку юбки. В ее голове не звучит ничего - даже призрачная насмешка, всегда сопровождающая в пути, затихла. Кея медленно выдыхает, поднимается с диванчика и доходит до двери.
- Направо и вниз. Передай этому (голос особо выделяет местоимение, тем самым поясняя, чья это разноглазая сущность так не угодила великому Хибари), чтобы... - японец сужает глаза еще сильнее и устало выдыхает, - Просто вон, травоядное.

Мукуро устало приоткрывает глаз, пытаясь мотнуть головой и ощущая, как организм беспомощно и слабо дергается в своей жидкой тюрьме. Недавний разговор - разговором его можно назвать с натяжкой - с лучшим врагом наполнил его бодростью духа. Не все так плохо, если тебя ждут не только, чтобы убить.

Кея смотрит на закат с крыши школы, стискивая зубы почти от злости, но больше от все того же разочарования, что поглотило его в миг, когда до сладкой ненависти запомнившееся лицо растаяло, уступив место глупой девчонке. Не столько глупой, сколько наивной, пожалуй. В памяти кинопленкой прокручивается короткий диалог.
"- Ты все равно не сможешь убить меня сейчас, Хибари Кея. Я даже не почувствую боли.
- Болтун. У тебя в глазах только боль и тоска.
- О, ты, я вижу, разбираешься в этом. И что же там еще, знаток человеческих душ?
- Достаточно глупостей.
- Это точно... - иллюзионист смеется, а самообладание Хибари тает.
- Я не все из них тебе позволю."

@темы: Katekyo Hitman Reborn!, 1869, лирические отступления